Истоки мастерства Оямы Масутацу. Исследование А. Горбылёва

"С людьми, которых считаю истинными учителями, я всегда чувствую себя напряженно и от напряжения чуть не падаю. Это естественно по отношению к уважаемым людям и моим руководителям".
Ояма Масутацу
Кёкусин-э-но мити. Ватакуси-но каратэ тэцугаку
( "Путь к абсолютной истине. Моя жизнь каратэ" )

Оглавление:

Уважение ученика к учителю - идея не новая, и Ояму Масутацу в этом отношении оригинальным не назовешь. Скорее, наоборот: это типичный подход японского консерватора-традиционалиста, коренящийся в конфуцианской этике и давно ставший неотъемлемой частью культуры каратэ, да и вообще боевых искусств Дальнего Востока. Убедиться в этом легко. Раскройте книги Фунакоси, Гитина, Мабуни, Кэнва, Мияги, Тёдзюна, Ямагути, Гогэна и т.д. и т.п., и вы всюду найдете рассказы об учителях автора, обильно сдобрeнныe разнообразными выражениями почтения.

Думается, после столь декларативного выражения почтения по отношению к своим учителям, мы вправе ждать и от Оямы Масутацу подробного отчета, когда и у кого он учился, но... Не тут-то было! В многочисленных работах Оямы трудно отыскать имена его наставников. Более или менее подробно основатель Кёкусинкай распространяется лишь о годах своего детства и лишь вскользь упоминает, что изучал школы каратэ Сётокан-рю и Годзю-рю "и другие", но, в конце концов, пошел "собственным путем". Из разрозненных упоминаний о занятиях боевыми искусствами Оямы, которые обнаруживаются в его собственных сочинениях и в воспоминаниях его учеников и коллег по каратэ, очень сложно составить цельную картину о пути мастера, поскольку даже утверждения самого мастера порой полностью противоречат друг другу. Более того, создается впечатление, что Ояма сознательно замалчивал имена своих наставников. Попробуем же реконструировать, хотя бы в самом общем виде, путь, который мастер прошел в постижении боевых искусств.